Предварительно в рамках темы номера PCWeek/UE планировал скрупулезно и взыскательно пропустить через редакционное сито все многообразие происходивших в течение прошлого года событий и предложить вниманию читателей только самые важные и значительные. Однако в процессе работы над материалом мы пришли к выводу, что гораздо важнее и правильнее отойти пусть даже от самых прогрессивных частностей вроде анонса концепции ультрабука или запуска очередной LTE-сети и попытаться посмотреть на происходящее шире, без привязки к строго очерченным временным рамкам.

Ежегодно на нашей планете происходит около миллиона землетрясений, большинство из них незначительны и попросту остаются незамеченными. К счастью, масштабные катаклизмы случаются не столь часто, но большинство из них оставляют неизгладимый след в истории человечества. Возможно, приведенная аналогия с развитием событий на ИТ-рынке носит негативный оттенок, однако она предельно четко иллюстрирует картину становления новых технологий и концепций. Землетрясение — результат сейсмической активности нашей планеты — выполняет важную функцию в процессе ее жизнедеятельности, оно расчищает путь новым природным образованиям. Точно так же неожиданно возникающие удачные решения способны кардинально изменить взгляд на привычные вещи и в буквальном смысле смести с недосягаемого пьедестала вчерашних героев. Примеров тому предостаточно.

Как показали проведенные исследования, в настоящий момент реальное влияние на развитие ИТ-рынка в глобальном масштабе оказывают восемь представленных ниже тенденций. Собранные вместе, они позволят лучше рассмотреть картину происходящих событий, обозначить новые направления для развития бизнеса и, возможно, предвосхитить появление новых звезд на небосклоне ИТ.

Социальные сети

Начнем с определений. Социология рассматривает социальную сеть в качестве структуры из группы узлов, которыми являются социальные объекты (общность, социальная группа, человек, личность, индивид). В контексте ИТ — это онлайн-сервис или веб-сайт для построения, отражения и организации социальных взаимоотношений. Очевидно, привычные Facebook, Twitter, «Одноклассники» и многочисленные их аналоги представляют собой не что иное, как попытку перенести на ИТ-платформу давно известную в обществе модель поведения и взаимодействия. Проще говоря, группы сообществ по интересам.

                                    

Общение в социальных сетях затягивает, не правда ли? Тому есть целый ряд очевидных объяснений: возможность восстанавливать давно утраченные в реальной жизни связи и находить старых друзей и знакомых, общение без границ, агрегация в одном месте различных видов контента — сообщений, изображений, музыки, видео. Стоит ли удивляться небывалому росту популярности в последние годы социальных инструментов общения.

На первый взгляд, социальные сети — не более чем игрушка или удобное средство взаимодействия между людьми. Однако все больше специалистов сходятся во мнении, что их потенциал гораздо больше. Прежде всего, в рамках каждой из сетей обращается огромное количество информации, анализ которой может представлять немалый интерес. Например, в контексте изучения предпочтений потребителей, отзывов о продуктах, предотвращения неправомерных действий, организации акций и пр.

Не секрет, что Facebook и Twitter сыграли далеко не последнюю роль в беспорядках в арабских странах, и наверняка имеют отношение к недавним митингам на Болотной площади в России. Даже союз европейских футбольных ассоциаций УЕФА призывает арбитров не терять бдительности, быть осторожными в высказываниях в популярных социальных сетях, поскольку любая фраза может оказать влияние на репутацию авторитетной организации.

Все большее число компаний рассматривают социальные сети в качестве средства коммуникации с клиентами и выстраивания с ними долгосрочных взаимоотношений. HR-агентство Creative Group опросило 375 директоров по маркетингу в американских компаниях. Более половины (56%) респондентов отдали предпочтение Facebook, LinkedIn и Google+ заняли второе и третье места, получив 21% и 12% голосов соответственно.

Интересную тенденцию обозначают аналитики Gartner. Они считают, что в 2013-2014 гг. в борьбе за потребителей технологии социального взаимодействия начнут предлагать ведущие вендоры — Google, IBM, Microsoft, Oracle, VMware.

Мобильные технологии

По данным ABI Research, мировые объемы продаж планшетных компьютеров еще во 2-м кв. 2011 г. впервые в истории обогнали объемы реализации нетбуков. Это один из примеров, когда появление нового продукта или концепции приводит к немедленному угасанию сопредельных сегментов. Чем не аналогия с землетрясением и его разрушительными последствиями в пользу новой жизни? В то время как количество планшетов только растет, количество нетбуков продолжает неуклонно снижаться.

                      

Появление на рынке принципиально нового класса устройств, очевидно, имеет далеко идущие последствия. Исследовательская компания Canalys по итогам 4-го кв. 2011 г. назвала Apple ведущим поставщиком клиентских ПК. Надо ли говорить о том, какое устройство помогло «яблочной» компании стать лидером? В последнем квартале прошлого года Apple поставила 5 млн компьютеров Mac и 15 млн планшетов iPad, за счет чего ее доля выросла до 17,1%. Второе место аналитики отвели Hewlett-Packard с 12,7%, в пятерку вошли Lenovo, Dell и Acer. Более того, только Apple и Lenovo удалось укрепить позиции на этом рынке, но последняя летом приобрела немецкого производителя ПК Medion.

Кто себе мог представить еще совсем недавно подобные тектонические сдвиги? А что если опасения растущей экспансии со стороны Apple и неудачи с разработкой собственной платформы для планшетов и смартфонов на базе webOS подтолкнули Лео Апотекера поднять непростой во всех отношениях вопрос об отказе от бизнеса по производству ПК? Время все расставит по своим местам.Пока рынок с воодушевлением отнесся к кадровым перестановкам в компании HP. Справедливости ради нужно отметить, что большинство аналитических компаний, в частности IDC и Gartner, все-таки не заносят планшеты в одну категорию с десктопами, ноутбуками и нетбуками. В этом случае, конечно, пальма первенства принадлежит HP.

С легкой руки Apple, точнее, многочисленных сторонников iPad и iPhone, на корпоративном рынке стало закрепляться новое понятие консьюмеризации ИТ. Начало тенденции положило проникновение именно этих устройств в ИТ-инфраструктуру и бизнес-процессы крупных компаний. Сотрудники и топ-менеджеры определенно довольны: по данным глобального исследования Accenture, 43% из опрошенных 4 тыс. стали лучше справляться с работой, принимая собственные технологические решения, 24% используют потребительские устройства для бизнес-задач, 88% руководителей и вовсе считают, что такой подход делает сотрудников счастливее и положительным образом сказывается на производительности труда. При всех очевидных выгодах ИТ-директорам определенно забот прибавилось в пропорциональном отношении количеству появившихся белых пятен на карте информационной безопасности.

Задуматься о дальнейшем развитии карьеры самое время программистам. Аналитики Gartner предрекают, что к концу 2015 г. для ПК будет разрабатываться только один продукт из пяти — пользовательское ПО практически полностью переориентируется на мобильные устройства. Похоже, очень скоро рынок вычислительной техники на 80% будет принадлежать смартфонам и планшетам.

Пожалуй, главное преимущество различного рода мобильных устройств состоит в стимулировании рядовых потребителей использовать всевозможные сервисы и выступать драйвером развития целого ряда экосистем. В первую очередь, электронных платежей, геоинформационных сервисов (ГИС), тех же социальных сетей и связанных с ними инструментов. Важным атрибутом любого планшета или смартфона являются…

Глобальные коммуникации

Безусловно, коммуникации в гораздо более широком смысле слова, чем привычная телефония или SMS, хотя и эти сервисы-долгожители остаются актуальными. Современные смартфоны и многие планшеты предлагают весь пакет услуг «в одном флаконе»: электронную почту, видео- и веб-конференции, социальные сети, службы мгновенного обмена сообщениями. Наряду с разработчиками абонентских устройств в игру активно включаются поставщики инфраструктурных решений для корпоративного сегмента и операторов связи, создатели ПО и веб-сервисов. Эффективность взаимодействия всех этих групп представителей рынка определяет успешность продвижения в массы новых телекоммуникационных услуг.

                   
 
Фундаментальной основой развития телекоммуникаций являются сети, которые с каждым годом все больше тяготеют к мобилизации. По данным IHS iSuppli, в 2013 г. совокупные расходы операторов на строительство LTE-сетей по всему миру составят 24,3 млрд долл. Это почти в три раза больше по сравнению с аналогичными затратами, запланированными на 2012 г. В течение последующих лет ежегодные расходы на технологию четвертого поколения продолжат расти и в 2015 г. достигнут 36,1 млрд долл.

По прогнозам экспертов, в 2014 г. число абонентов сетей LTE вырастет до 744,2 млн человек, т.е. составит примерно 10% населения всего Земного шара. Это означает, что практически все рядовые потребители и корпоративные пользователи в развитых странах получат в свое распоряжение каналы передачи с пропускной способностью в сотни мегабит в секунду и гораздо более низкой удельной себестоимостью обмена данными. Широкополосные коммуникации станут доступны в любом месте, в любое время и с любого устройства.

Развитая инфраструктура должна стать благодатной почвой для взращивания на ее основе целого ряда инновационных сервисов. Применительно к корпоративному сегменту это, прежде всего, развитые системы видео-конференц-связи и телеприсутствия. В сочетании с достаточно развитой уже сейчас концепцией мобильного офиса в недалеком будущем, возможно, они заставят компании в корне пересмотреть подходы к организации рабочего процесса. Офис в привычном понимании все больше ассоциируется с пережитком прошлого, а необходимость жителям крупных городов тратить по несколько часов на дорогу и нередко в пробках кажется все более сомнительной.

Растущее распространение технологии IP-телефонии и ее постепенное проникновение из корпоративного в потребительский сегмент уже сейчас заставляет операторов всерьез задумываться о трансформации модели извлечения прибыли в недалеком будущем. С ростом пропускной способности каналов IP-телевидение вытеснит эфирное, спутниковое и кабельное. Уже сейчас в продуктовых портфелях вендоров есть LTE-приставки с поддержкой 3D-видео по запросу. И вообще не за горами начало эры интерактивного телевидения. В эту сторону смотрят Apple, Google и Microsoft, ведущие поставщики цифрового контента. Телевизоры с возможностью выхода в Интернет, которые активно рекламируют по всем телеканалам LG и Samsung, — только начало.

Большие данные

Все перечисленное выше — не что иное, как большие данные. Сам термин относится к числу немногих названий, имеющих вполне достоверную дату своего рождения — 3 сентября 2008 г. В этот день вышел специальный номер старейшего британского научного журнала Nature, его тема носила название «Как могут повлиять на будущее науки технологии, открывающие возможности работы с большими объемами данных?».

                          
   
Экспоненциальный рост объемов обрабатываемых данных застал врасплох многие компании, и они пытаются справиться с проблемой, наращивая вычислительные ресурсы. К такому неутешительному выводу пришли в Oracle, опросив 950 ведущих сотрудников ИТ-отделов в ряде стран за пределами США. Той же точки зрения придерживается Gartner: большинство организаций попросту не способны анализировать все возрастающие потоки информации и, соответственно, не в состоянии принимать взвешенные решения и разрабатывать выверенные стратегии развития. Причина — отсутствие необходимых технических возможностей. Даже до конца 2015 г. свыше 85% самых крупных корпораций США не смогут научиться эффективно использовать большие данные для повышения собственной конкурентоспособности.

Проблема больших данных практически не имеет отраслевой специфики. Умение оперировать объемами информации в пределах от нескольких терабайт до многих петабайт (в будущем этот диапазон будет только сдвигаться в сторону больших значений) и анализировать скрытые взаимо­связи между ними несет немалый потенциал для компаний из различных вертикалей. McKinsey Global Institute (MGI) указывает на возможность увеличения показателей доходности и прибыльности (в розничной торговле до 60%), повышения эффективности и дополнительного заработка для интеграторов и консультантов.

Приводимые MGI цифры призваны продемонстрировать скрытый потенциал больших данных. Например, только в США объем рынка здравоохранения составляет 300 млрд долл. в год, а суммарный годовой бюджет органов государственной власти в Европе достигает 250 млрд евро. Без сомнения, часть указанных огромных сумм может и неизбежно пойдет на внедрение современных ИТ, в том числе, на решение проблемы больших данных. Это повлечет за собой рост спроса на аналитиков и профильных специалистов, по оценкам MGI, на уровне 1,7 млн сотрудников.

Облачные технологии

На вопрос об облачных вычислениях сегодня можно услышать множество разнообразных и подчас противоречащих друг другу вариантов ответов. Одни источники приписывают происхождение концепции предложенному еще в 60-е годы прошлого столетия Джоном Маккарти принципу системы коммунального хозяйства, другие ассоциируют этот термин с облаками на блок-схемах, третьи отдают пальму первенства IBM с ее мейнфреймами. Так или иначе, важно, что облачные вычисления нашли реальное применение, и теперь их будущность не вызывает вопросов. В отличие от не полностью сформировавшихся четких определений, над которыми продолжают усиленно работать участники рынка и специалисты американского института National Institute of Standards and Technology (NIST).
                    
Неоспоримыми преимуществами облаков выступают эластичность и масштабируемость, которые так важны для крупных организаций в условиях трудно прогнозируемой ситуации на рынке. Относительная доступность облачных вычислений сулит большую выгоду и представителям малого и среднего бизнеса. Исследователи Gartner полагают, что к концу 2016 г. свыше половины компаний будут хранить важную информацию о клиентах и пользователях не на собственных серверах, а в ЦОДах внешних провайдеров. Как минимум, это позволит сэкономить на ИT-затратах, а в государствах с нестабильной политической ситуацией попросту обезопасить бизнес.

Особенно активно развивается направление SaaS (Software-as-a-Service), предполагающее размещение приложений на стороне провайдера и доступ пользователей к ним через интернет-браузер. Компании Google и Microsoft одними из первых представили онлайновые версии офисных пакетов. Их примеру следует множество других разработчиков ПО, в том числе из Украины. К модели SaaS свои решения постепенно адаптируют и создатели бизнес-приложений, в первую очередь, это касается CRM-систем и бизнес-аналитики.

По данным отчета Visiongain, рынок облачных услуг к 2016 г. достигнет отметки в 83 млрд долл. По итогам 2011 г. компания оценивает долю SaaS на уровне 69% — гораздо больше по сравнению с IaaS (Infrastructure-as-a-Service) и PaaS (Platform-as-a-Service). Впрочем, бизнес постепенно начинает осваиваться с облачными вычислениями, и распространение SaaS вполне может послужить локомотивом для дальнейшего роста популярности еще менее привычных концепций IaaS и PaaS. Здесь нужно сделать важную оговорку: если первая представляет интерес для конечных заказчиков, вторая в большей степени ориентирована на разработчиков ПО и сервисов.

Ведущие аналитические компании не спешат давать оценки объема рынка облачных вычислений ввиду отсутствия выверенных методик и возникающих сложностей при попытке провести четкий водораздел между традиционным ПО и облаком. Особенно это непросто сделать в частных облаках на предприятиях, когда некоторые бизнес-приложения частично или полностью виртуализируются и предоставляются в качестве услуг. Очевидно, что развитие этого рынка во многом зависит от осведомленности заказчиков о законодательстве по защите данных, совершенства самой законодательной базы и механизмов исполнения соглашений SLA (Service Layer Agreement).

Безопасность

Антивирусная лаборатория PandaLabs компании Panda Security заявляет, что в 2011 г. объемы вредоносного программного обеспечения достигли рекордного показателя в 26 млн образцов. Сама по себе эта цифра мало о чем говорит, однако она производит впечатление на фоне всего объема когда-либо созданных в мире киберугроз — 88 млн. Примерно три четверти вновь созданных образцов являются троянами, за ними по распространенности следуют вирусы (14,24%) и черви (8,13%).
                              
            
Бум мобильных приложений, рост популярности социальных сетей и облачных сервисов, использование в рабочих целях личных смартфонов и планшетов — прекрасные предпосылки для процветания кибермошенничества в различных его проявлениях. По оценкам специалистов Gartner, в период с 2011 по 2016 гг. финансовый ущерб от действий злоумышленников в ИТ-сфере будет возрастать ежегодно на 10%. Наметившаяся тенденция носит особенно угрожающий характер в связи с все более активным использованием со стороны киберпреступников возможностей автоматических средств создания вредоносного ПО.

В 2011 г. кибервойны нередко становились горячей темой для обсуждения. Во всем мире резко возросло число кибератак, которые часто затрагивали правительственные сайты. Самое время вспомнить и про недавний печальный опыт Украины, связанный с прекращением работы сервиса EX.UA. Можно давать разную оценку действиям правоохранительных органов и отечественной правоохранительной системе в целом, но атаки на сайты СБУ, Конституционного суда, страницу Азарова в Facebook, Президента Украины, Кабинета Министров и ряд других состоялись и своей цели по дискредитации власти достигли. «Власть не страшная, и ее можно валить», — признался один из хакеров, чьи откровения растиражированы в Интернете.

«Хороших новостей не будет», — обещает Евгений Касперский, генеральный директор одноименной компании. Трендом ушедшего года он считает атаки на корпорации. Часто их системы защиты не выдерживают никакой критики и оказываются уязвимыми даже для простейших угроз. Возможно, эксперты «Лаборатории Касперского» отчасти сгущают краски, когда говорят, что входящие в список Forbes 500 организации делятся на две категории — пострадавшие от атак и не подозревающие о совершении в отношении них злонамеренных действий. Скорее всего, это заявление не очень далеко от истины.

Гео­информа­ционные сервисы

Какими картами наверняка хоть раз пользовался русскоязычный пользователь Интернета? Без сомнения, Google и Yandex, в редких случаях — Microsoft. С картами и ориентированием на местности, которое резко стало популярным с повсеместным распространением мобильных устройств с GPS-приемниками, непосредственно связаны ГИС и невероятное множество геоинформационных идей. Если первые являются прерогативой Google, то вторые — огромного числа стартапов, в недалеком будущем претендентов на поглощение со стороны крупных игроков рынка. По мнению экспертов McKinsey, монетизация геолокационных сервисов способна принести участникам зарождающегося сегмента 600 млрд долл. дополнительных доходов.

ГИС тесно связаны с контекстными сервисами, способными накапливать, а затем использовать информацию о предпочтениях и связях пользователей. Они могут прогнозировать потребности и предоставлять данные, продукты или услуги в реальной жизни, которые потенциально представляют интерес для отдельно взятого человека. Например, популярный сервис foursquare, располагая информацией о местонахождении владельца мобильного устройства, предлагает ознакомиться с комментариями других посетителей заведения (базу объектов формируют сами пользователи), получить скидку или бесплатный коктейль в баре. Примечательно, что даже в Украине некоторые участники рынка успели взять на вооружение эту ультрасовременную технологию продвижения товаров и услуг.

Технологии ГИС — часто неотъемлемая часть социальных или геосоциальных. Информация из социальных сетей должна стать одним из основных источников для контекстных приложений — считают аналитики Gartner. Это позволит повысить качество результатов поиска или функционирования соответствующих сервисов.

Немало сфер приложения у ГИС в корпоративном сегменте, особенно в логистике, дистрибуции, розничной торговле, где отслеживание перемещения товаров и грузов имеет приоритетное значение. По данным исследования TechNavio, глобальный рынок ГИС-технологий в розничной торговле будет расти в среднем на 13,7% в год. Главное их преимущество — повышение прозрачности бизнеса и, как следствие, рост прибыльности. Такие развитые страны, как Великобритания и США начинают использовать ГИС для усиления внутренней безопасности и контроля торговых операций на уровне государства.

Несомненно, развитие ГИС в самом ближайшем будущем сделает огромный по масштабам вклад в большие данные. Но и он будет несопоставим с вкладом от Internet Of Things (IOT) — концепции развития Интернета с учетом растущего количества датчиков, которыми оснащается все большее количество подключенных к сети всевозможных потребительских устройств. Представим себе на минутку насколько возрастут потоки данных, если в Интернет станет массово поступать видео с камер наблюдения в домах и квартирах, информация об остатке продуктов в холодильнике или уровне охлаждающей жидкости в автомобиле. Ждать осталось недолго.

Виртуальные деньги

Наверное, мало кто станет оспаривать тезис о том, что за все в жизни приходится платить. В прямом и переносном смысле. В последнее время мы все чаще оплачиваем товары и услуги не только реальными деньгами, но и виртуальными. В самом деле, что такое деньги сегодня — еще вчера привычные хрустящие купюры или, скорее, последовательности нулей и единиц на счете?

                  
Осознаем мы это или нет, но фактически каждый из нас одновременно живет в реальном и виртуальном мире. Они тесно переплетены между собой, нередко в каждом есть свои друзья, способы времяпрепровождения и, конечно, деньги, а значит — покупатели и продавцы. Возьмем в качестве примера российский фонд Digital Sky Technologies (DST Global) — он инвестирует вполне реальные и немалые деньги в Facebook, Groupon, является владельцем Mail.ru Group, куда входят Mail.ru, «Вконтакте», «Одноклассники» и десятки других веб-проектов. Еще около 100 млн долл. он потратил на популярный европейский сервис потоковой музыки Spotify.

Разработчик социальных игр Zynga и вовсе сумел привлечь около 0,5 млрд долл. В быстрорастущем бизнесе компании заинтересована не только упомянутая выше DST Global, но и инвесторы с мировым именем, в частности Morgan Stanley. В игры сродни Zynga, CityVille, FarmVille с появлением смартфонов и планшетов стали играть сотни миллионов людей. Лидирующее положение с заметным отрывом от конкурентов занимает Angry Birds, которую за два года существования загрузили свыше 350 млн раз. Надо ли удивляться, что ежегодные доходы разработчиков от продажи виртуальных товаров и рекламы измеряются миллиардами долларов.

Наглядным подтверждением продолжающейся экспансии электронных денег является растущее количество банкоматов и автоматов по приему платежей, которые успели стать привычными атрибутом даже маленьких городов. Определенную часть бюджета каждый из нас неизменно выделяет на пополнение счета мобильного телефона, оплату доступа в Интернет, возможно, Skype, приобретение контента и ПО в iTunes. Gartner прогнозирует, что к 2014-му каждый год будет осуществляться свыше 70 млрд загрузок мобильных приложений из магазинов.

Привычной кредиткой в крупных торговых сетях, наверное, расплачивается каждый второй покупатель. На подходе технология NFC (Near Field Communication), которая позволит осуществлять платежи беспроводным образом непосредственно с мобильных телефонов, не отнимая времени кассиров на проведение транзакции по карте. По мнению аналитиков Juniper Research, к 2014 г. производители оснастят чипом NFC пятую часть всех существующих смартфонов при общем количестве в 300 млн аппаратов.