Долгие годы термин Tablet PC применялся к устройствам совсем иного плана, а именно — к ноутбукам-трансформерам, т. е. блокнотным ПК с поворотным экраном, каковые явственно проявились в ассортименте лет семь назад. Но развития данное направление не получило. Почему же то, что как опция или вариант ноутбука долгие годы не вызывало особого интереса, вдруг стало темой для создания нового товарного кластера?

При несомненной маркетинговой мощи Apple дело тут не только в ее флагманстве и успешных первичных продажах iPad, хотя и всего этого, конечно, не отнять. Дело тут, думается, в том, что по своему генезису большая часть «айпадо-подобных» планшетников является увеличенными вариантами КПК и смартфонов, а вовсе не переводом ноутбуков в бесклавиатурный формат. Именно в той среде, в формате безоговорочной мобильности для устройств с тачскрином набралось значительное число очевидных сценариев использования, здесь они и обрели популярность. И именно потребитель смартфонов распробовал сенсорный функционал, а их производитель оптимизировал интерфейс для такого использования, в частности, добавил пальце-ориентированости. 

Главная мысль, которую хотелось бы подчеркнуть: создание части современных планшетов является ответом на требование потребителей смартфонов к увеличению размера дисплея, что позволяет более комфортно работать с дополнительным множеством приложений. На это, кстати, намекает и система наименования моделей, например, у Samsung: ведь изначально Galaxy –это флагманская линейка именно смартфонов компании. 

Другой вопрос – откуда такое требование возникло? Ответ на него очевиден – развитие сетей широкополосного мобильного доступа и, как следствие, резкий рост числа пользователей, заинтересованных в более-менее полноценном мобильном использовании сервисов Сети, привычных ему по стационарному режиму работы. Естественно, сам мобильный доступ, со своей стороны, мотивирует развитие новых сервисов и форматов контента. Так или иначе, это приводит к необходимости сообразно расширять функционал мобильных терминалов.

«Таблетизация» ноутбуков

Конечно, есть и другой путь, приводящий в ту же точку. И прокладывается он со стороны ноутбуков. Они начинают «таблетизироваться», что для них является ответом на потребительский запрос повышения удобства работы в транспорте, не за столом и т. д. И точно так же это следствие развития сетей широкополосной беспроводной связи. Незадолго до того, как один Стив (S. Jobs) продемонстрировал iPad, другой Стив (S. Ballmer) показал прототипы планшетных устройств на базе Microsoft Windows 7. Правда, по части производства товарных образцов – срока предполагаемого выпуска массовых продуктов – планшеты, приходящие с этой стороны, пока отстают. Но в то же время за этот год появилось больше относительно недорогих моделей тех самых трансформеров, на базе нетбуков главным образом. Этот факт можно расценить и как промежуточный этап при переходе к планшетному пути развития, и, с другой стороны, как возможность компенсации некоторых видимых недостатков этих самых планшетов. 

Как правило, именно так выглядел планшетный ПК несколько лет назад.

Очевидно, что между решениями, пришедшими с одной и с другой стороны, со временем разгорится борьба, она, видимо, и станет движущей силой конкурентных процессов в «таблетной» сфере. 

Точка отсчета

Первая инкарнация планшета Apple, надо сказать, очень грамотно обозначила начальную точку движения, а перечень претензий к новинке, соответственно, явно задает направление дальнейшего совершенствования. Ответы на эти претензии как реализуются в анонсах на будущее от самой компании Apple, так и активно используются конкурентами, что естественно. И все это создает видимость направленной динамики. 

Первым покупателям iPad был предложен базовый набор функциональности, подразумевающий использование следующего набора сценариев: web-серфинг, web 2.0-активити, почта (все это в старших моделях можно осуществлять по каналам сотовых сетей, 3G HSDPA), чтение электронных книг, работа с документами, просмотр изображений и HD-видео, прослушивание музыки, GPS-навигация в старших моделях. В полном соответствии с тачфоннным генезисом продукт работает под iPhone OS, в начальном варианте – без поддержки многозадачности и на базе энергоэкономичных процессоров с системой команд ARM, основной архитектуры, используемой в мобильных терминалах. Основой подобного решения является акцент на продолжительное время автономной работы – ведь поддержка многозадачного режима, а также некоторых программных технологий, типа Adobe Flash, также не поддержанной в первом iPad’e – резко повышают потребление заряда батарей. В результате удалось достичь средних 10 ч непрерывной работы. 

Сегодня внешний вид и форм-фактор планшета заметно поменился.

Иначе говоря, акцент поставлен на оптимизацию поддержки сценариев, которые наиболее типичны для смартфонных пользователей, но затруднительны (или по крайней мере не столь комфортны) в варианте с экраном до 4 дюймов. О лобовом столкновении с нетбуками, а тем паче – со стандартными ноутами, речи, на самом деле, не идет. Вернее поначалу не шло: iPhone OS 4 с поддержкой мультизадачности уже представлена для iPhone и вскоре появится и на iPad. То есть общее направление на многозадачность, рост «отзывчивости» системы, естественно, при сохранении или параллельном улучшении параметров автономной работы, в общем-то, задано.

Планшет как причина трансформации рынка

Самый же острый край конкурентной борьбы сосредоточился в сфере ПО. Главным противником iOS, как и на рынке тачфонов, является Google Android. Сама компания Google при этом собирается выпускать tablet-решение на базе предстоящей ОС Chrome, но известно о нем пока немного. ОС Windows Mobile или Windоws CE не предпочел ни один из вендоров ARM-планшетов. (Asus собирался было использовать Win Embedded 7, но позднее отказался от этого в пользу опять же Android.) Какую аппаратную архитектуру будет иметь будущее решение на базе Palm WebOS от купившей компанию Palm Computing Hewlett Packard, пока неизвестно. Но даже HP, имеющая также планы по выпуску Wintel-модели, анонсировала линейку Zeen на Android. 

Итак, новый сегмент может значительно повлиять на расстановку сил на компьютерном рынке. По большому счету планшеты – это универсальное устройство из разряда «шампунь и кондиционер в одном флаконе», т. е. объединяющее возможности устройств сразу нескольких типов, и этим способное заинтересовать многих. Но, естественно, при прямом сопоставлении, по возможностям исполнения отдельных предназначений, планшеты, конечно, проигрывают специализированным устройствам. То есть в универсальности заключена как сила, так и слабость этой категории, что типично для товаров гибридного плана. 

Карманные габариты смартфона – для многих неоспоримое преимущество, основной, как ни крути, функции – мобильной голосовой связи никто у них не отнимет, и даже 5-дюйм планшеты с гарнитурой в этом разрезе вряд ли смогут составить серьезную конкуренцию. Когда появились нетбуки, говорили, что это главным образом второй, дополнительный компьютер для юзера, не вступающий в прямую конкуренцию с основным – десктопом или полноразмерным ноутом. Сегодня есть повод заметить, что планшет – это второе, дополнительное «смартфонное» устройство у абонента.

С другой стороны, распространение планшетов может привести к трансформации мобильного рынка: ведь при покупке планшетного ПК навороченный смартфон уже не нужен, достаточно простого телефона ценой до $200. 

Для целого ряда положений нетбук (о старших ноутбуках мы и вовсе речи пока не ведем) удобнее просто как блокнотный компьютер с клавиатурой, но для другого ряда – значительно менее удобен, чем планшет. Видимо, приличную часть рынка у нетбуков планшеты все же отберут. (Есть тут, кстати, еще один, не упомянутый ранее подсегмент-проблема – смартбуки, блокнотные ПК на базе ARM, в основном Tegra 2/Android, но дабы не усложнять, не будем сегодня заостряться на этой теме.)

Результат борьбы между нетбуками-трансформерами и планшетами спрогнозировать сложнее, ибо идеологически первые – такой же гибрид, что и вторые. Еще один подсегмент, где более чем возможен каннибализм планшетных ПК – электронные ридеры. Там есть серьезные опоры для сопротивления, связанные главным образом с использованной экранной технологией – ее близостью по восприятию к обычной бумаге, уникальной экономичностью и малым весом. Но ограниченность функционала тут явно не в пользу «читалок», а два похожих по формату устройства многим носить с собой вряд ли будет интересно. С другой же стороны, ничто особенно не мешает развивать функциональность и программный слой самих читалок, возможно, тут есть повод для конвергенции этих категорий в удаленном будущем, где речь больше будет идти о борьбе рефлективных и эммиссионных экранов, чем обо всем остальном.