Даже в случае выполнения самых оптимистических сценариев развития украинский ИТ-рынок в ближайшее время не способен стать полноценной отраслью, обслуживающей национальную экономику, считает генеральный директор De Novo Максим Агеев. Причина, по его словам, в отсутствии спроса на качественно новые услуги и стратегий развития у бизнеса.

Ожидать стремительного восстановления украинского ИТ-рынка рано в первую очередь из-за отсутствия качественных сдвигов во всей экономике. Главным фактором развития рынка, сработавшем в 2010 году, стал отложенный спрос — из запасников достали старые проекты. Безусловно, происходят и будут происходить какие-то модернизационные и косметические проекты, которые поддерживают отрасль в тонусе. Но тенденция по качественному изменению ИТ не наметилась. Отрасль не претерпела каких-то качественных изменений по сравнению с предыдущим годами. Я ожидал, что кризис будет настолько силен, что повлияет на умы операционных директоров и подвигнет их на поиск новых альтернативных решений, способов сделать ИТ более эффективными. Но этого не произошло.

Пути повышения эффективности

Побывав на паре зарубежных конференций и послушав, что происходит на европейских рынках и даже на российских, я понял, что разрыв между нами с точки зрения качества увеличился, а не уменьшился. То, какие проекты предлагаются в Европе, и то, о чем говорят у нас – это абсолютно разные понятия.

Запад пошел по пути повышения эффективности за счет виртуализации, а у нас этого практически нет. Казалось бы, преимущества технологий виртуализации очевидны. Но, тем не менее, потребление ИТ в корпоративном секторе демонстрирует абсолютно другую тенденцию — я могу об этом судить по разговорам с поставщиками виртуализационных технологий. Разговоров много, а проектов почти нет. Корпоративный потребитель часто относится к этим решениям с большим недоверием, не видя преимуществ. Возможно, такое отношение подогревают поставщики оборудования, которым сокращать поставки не выгодно. Но все же главным моментом является отсутствие понимания ключевого момента: облачные вычисления и виртуализация сродни революционному изменению. Там не надо говорить о серверах – надо говорить об архитектурах, а об этом у нас говорить не любят. Гораздо проще говорить о коробке, ее размерах и количестве дырок на задней панели.

Причина в том, что ИТ до сих пор не является эффективным инструментом в глазах операционных директоров. Они видят другие инструменты, а ИТ для них что-то непонятное. Нет сформулированной потребности в информационных технологиях, а если и есть, то она очень примитивна. Это в свою очередь влияет на стоимость, ведь вы не купите дорого вещь, которая для вас не ценна. При формировании бюджетов, которые предприятие готово потратить на какую-то функциональность, в 60 случаев из 100 клиент хотел бы ее купить за цену раза в 3 меньшую реальной стоимости. 

У предприятии должна быть ИТ-стратегия 

Вся борьба за эффективность, которую мы видели в прошлом году, сводилась к попыткам выбить у поставщиков оборудования еще большую скидку. Это приводит к вымыванию денег из отрасли, что очень влияет на качество ИТ. Отрасль деградирует и нельзя сказать, где причина, а где следствие. Это две стороны одной медали: одни не хотят платить, а вторые, выживая, видят, что гораздо выгоднее продавать, скажем, ноутбуки, чем заниматься сложными системами.

Но ведь ноутбуки и серверы нельзя закупать вечно, предприятия должны иметь какую-то ИТ-стратегию. И заказчики часто просят нас ее написать. «Давайте — говорим мы, — но для начала нам надо знать общую стратегию развития предприятия». А ее нет. «Поговорите с начальником», — говорят нам. А у начальника сегодня одно мировосприятие, а завтра – другое. В результате нет никакого. Уже много лет разные люди говорят о том, что Украина – страна коротких стратегий. Здесь невозможно реализовывать долгосрочные планы – все 20-, 30-летние планы проваливаются, и через пять лет о них никто не вспоминает. Так происходит на любом уровне: корпоративном или правительственном. Мы передвигаемся короткими перебежками, как в пейнтболе – от ствола к стволу. А информационные технологии этого не любят.

Поэтому о полноценной работе ИТ-отрасли мы говорить пока не можем. Это можно понять хотя бы по ее объему, по доле в ВВП. А если учесть, что в этом объеме большую часть составляют продажи десктопов, ноутбуков либо какие-то мелкие проекты по внедрению "1С", то можно с уверенностью говорить, что технологии, кардинально меняющие нашу жизнь, не внедряются вообще. А если и внедряются, то энтузиастами и вопреки воле государства. Что у нас есть сейчас по части информатизации взаимоотношений бизнеса и государства? Населения и государства? Ничего.

С моей точки зрения, государство должно, в первую очередь, не мешать энтузиастам ИТ. А во вторую очередь – показать пример эффективного использования ИТ. Внедрять современные разработки, а не отчитываться о внедрении электронной почты, как о достижении века.