В международной корпорации S&T System Integration & Technology Distribution AG (S&T AG) со штаб-квартирой в Австрии в настоящий момент происходит смена руководства. Нынешний СЕО (Chief Executive Officer) Карл Танчер (Karl Tantscher) в конце текущего года сложит свои полномочия на этом посту и передаст их Кристиану Роснеру (Christian Rosner), который с 1 января вступит в должность CEO. Во время своего визита в Киев Карл Танчер и Кристиан Роcнер любезно согласились дать интервью PCWeek/UE.


Кристиан Роснер: “Первостепенная задача состоит в построении широкополосной инфраструктуры”
Кристиан Роснер: “Первостепенная задача состоит в построении широкополосной инфраструктуры”

Напомним, предприятия S&T расположены в 21 стране Европы, в Украине корпорацию представляет компания “S&T Софт-Троник” (www.snt.ua). В числе основных видов деятельности — проектирование и внедрение корпоративных информационных систем.

PCWeek/UE: Обычно изменения в высшем руководстве компании направлены на усиление её позиций на рынке, расширение деятельности. С чем связаны изменения в вашей корпорации?

К. Т.: Относительно перспектив вам лучше расскажет Кристиан. Я стоял у истоков этой корпорации начиная с момента её появления в 1993 году, и, как вам известно, Украина стала одной из первых стран, куда мы пришли. С тех пор мы значительно расширились. Вполне закономерно, что на определённом этапе развития происходит смена высшего руководства. Мы считаем, сейчас как раз подходящее время это сделать, поскольку корпорация твёрдо стоит на ногах, её бизнес процветает, и то же можно сказать о рынке. Несколько лет назад на мировых рынках дела обстояли несколько хуже, сейчас это позади. Многие страны, в которых мы работаем, в настоящий момент являются членами Евросоюза (ЕС), остальные серьёзно обсуждают вопрос вступления в ЕС, в эти страны идут прямые зарубежные инвестиции.

Я считаю, что изменения, о которых идёт речь, под силу нашему менеджменту. Одного желания что-то менять со стороны руководителя мало. Сейчас приходит новое поколение сотрудников, нам нужно больше менеджеров, людей, обладающих специфическими знаниями, которые способны обеспечить для корпорации непрерывный рост. Те изменения, которые происходят сейчас, преследуют не только цели роста, а и дальнейшего развития стратегии корпорации, направленной на увеличение числа решений и сервисов. Рост нашего бизнеса в данном сегменте составляет порядка 25%, ни одна другая корпорация не предлагает сервисы такого уровня более чем в 20 странах. Это очень важный аргумент для транснациональных корпораций. Думаю, и локальным компаниям полезно иметь возможность получить необходимые знания и сопоставить с ними накопленный опыт. Такую возможность местным потребителям предоставляют наши локальные подразделения. Словом, перспектив много.

PCWeek/UE: Каким вам представляется развитие ИТ в тех странах, где работает S&T, и как выглядит Украина по сравнению с ними?

К. Р.:
Если говорить об ИТ-рынке, наша компания всегда имела дело с тремя весьма разными по своей природе рынками — рынком Западной Европы, стран — новых членов ЕС и стран Восточной Европы.

PCWeek/UE: В общих чертах мы представляем себе ситуацию в ИТ-индустрии в странах Западной Европы. А что ожидает Украину завтра, послезавтра, в следующем году? Что подсказывает опыт более близких нам стран Центральной и Восточной Европы?

К. Р.:
S&T ведёт бизнес в Австрии, Швейцарии, это чисто западноевропейский бизнес. Германия несколько отличается от двух вышеназванных стран, там бизнес имеет свою специфику. А есть ещё Словакия, Польша, Чехия, Словения.

PCWeek/UE: Венгрия… 

К. Р.:
Да, Венгрия тоже. Перечисленные страны всё больше приближаются к западноевропейской модели бизнеса. Бизнес услуг выходит на ключевые позиции, рост маржи снижается. Это довольно сложные процессы, которыми необходимо управлять. Речь идёт о медленной, но чётко прослеживаемой тенденции. Эти страны больше ориентированы на развитие инфраструктуры.

PCWeek/UE: Инфраструктура для разных приложений? 

К. Р.:
Безусловно. Перед тем как делать инвестиции в сложное программное решение, необходимо иметь ИТ-инфраструктуру, телекоммуникационную инфраструктуру, сеть, инфраструктуру обеспечения безопасности. В противном случае не удастся сделать нужные изменения для движения вперед.

PCWeek/UE: Необходимо постепенное наращивание. 

К. Р.:
Конечно, именно на этом сосредоточено внимание. Надо отметить: описанный процесс можно назвать каскадным. На определённом этапе мы наблюдаем 3–5%, далее 8–10%, потом 20–30% роста ИТ-рынка.

PCWeek/UE: Сколько понадобится времени, чтобы отечественный рынок смог показать рост на уровне 20–30%? Через три года, через пять?

К. Р.:
Понадобится не меньше пяти лет, чтобы перестроить имеющуюся инфраструктуру. Развитие ИТ-инфраструктуры неизбежно влечёт за собой необходимость построения коммуникационной инфраструктуры, которая сама по себе гораздо сложнее. Посмотрите на страны Восточной Европы или даже на страны, недавно вступившие в ЕС, — их кабельная инфраструктура далеко не в лучшем состоянии. Прежде чем строить сети, необходима телекоммуникационная, широкополосная инфраструктура. В противном случае приобретение большого количества серверов теряет смысл — их просто некуда будет подключать.

Таким образом, первостепенная задача состоит в построении широкополосной инфраструктуры. Если мы посмотрим на страны Восточной Европы и новых членов ЕС, то увидим большие инвестиции в развитие беспроводной инфраструктуры. Причина этого — поведенческая модель потребителей, но такое положение дел не очень помогает развитию сегмента В2В (Business to Business). Хот-споты в кафе не способствуют развитию нашего бизнеса. Здесь речь идёт, скорее, не о среде В2В, а о среде Р2Р (Pear to Pear). Конечно, мы сотрудничаем с мобильными операторами, но это — лишь часть компаний. Остальным необходима, прежде всего, кабельная инфраструктура.


Карл Танчер: “Рынок в Украине сейчас переживает стадию роста”
Карл Танчер: “Рынок в Украине сейчас переживает стадию роста”

К. Т.: Например, для развёртывания сетей WiMAX не обойтись без широкополосной инфраструктуры. Радиус действия базовой станции составляет 3—4 км, но её всё равно необходимо включить в существующую кабельную инфраструктуру для организации обмена данными. Поэтому для развития ИТ-инфраструктуры ключевое значение имеет все-таки кабельная инфраструктура.

Преимущество западноевропейских стран в том, что в их распоряжении — очень и очень хорошая инфраструктура фиксированных линий. Например, в Австрии такие линии подведены практически к каждому дому, поэтому организация широкополосных соединений у нас не вызывает никаких проблем. В то же время проблемы с фиксированными линиями есть даже в Словакии, они есть в Польше, Чехии.

Теперь вернусь к вопросу о том, сколько времени необходимо, чтобы достичь качественно других темпов роста рынка. Думаю, прежде чем это произойдёт, все эти страны — Польша, Чехия — должны инвестировать огромные средства в развитие своей инфраструктуры. Рынок в Украине сейчас переживает стадию роста, несомненно, похожая ситуация в России и Румынии.

Цифры IDC в отношении разделения ИТ-бизнеса между инфраструктурным и сервисным говорят, что доля инфраструктурного бизнеса в более развитых странах, странах — новых членах ЕС, например Польше, составляет менее 50%. В Украине, а также в России и Румынии доля инфраструктурного бизнеса ощутимо превышает 60%. Но, как сказал Кристиан, тенденция расширения присуща именно сервисному бизнесу. Поэтому — что может быть дальше в Украине? Поверх построенной инфраструктуры начнут работать приложения. Я видел, ваша газета писала об Axapta, Oracle Business Suite. 

PCWeek/UE: А также SAP. Однако вряд ли украинские компании чётко представляют все выгоды от использования таких сложных приложений.

К. Т.:
Смотря как рассматривать ИТ — с точки зрения стоимостных факторов или как инструмент развития бизнеса, это большая разница, верно? Те, кто рассматривает ИТ с позиций стоимостных факторов, ощутят преимущество от использования таких сложных приложений, увидев сокращение затрат. В Украине продукты SAP начали понемногу продвигать 7 лет назад, но тогда было ещё слишком рано, и многие испытали разочарование. На сегодняшний день на счету S&T более 350 проектов по внедрению SAP.

PCWeek/UE: Какому бизнесу нужны системы такого уровня?

К. Р.:
ERP-бизнес, SAP-бизнес, бизнес на основе системы SSA, предлагающей ERP-сервисы, — всё это может работать на производстве, в финансовом секторе, системах управления производством и многих других отраслях. Рынок представлен несколькими измерениями. Внедрение таких систем начинается с наиболее крупных предприятий. Например, в Восточной Европе всё ещё в 90% случаев речь идёт об объектах из числа 100 наиболее крупных.

Далее мы постепенно перемещаемся в следующее измерение. Возьмём промышленность Словакии, о которой мы уже говорили. Там есть заводы Peugeot, KIA по выпуску автомобилей, им необходимы поставщики SAP, им нужны умные ИТ-системы, им нужны умные ERP-системы, им нужны умные системы управления цепочками поставок. Таким образом, одна компания с численностью сотрудников 1000—3000 человек взаимодействует с другими компаниями — представителями среднего бизнеса с числом сотрудников 200—300 человек. В результате мы идём от более крупных компаний к более мелким.

PCWeek/UE: Многоуровневый бизнес?

К. Р.:
Да, это многоуровневый бизнес, и если вернутся на 5—7 лет назад, то тогда речь шла только о компаниях, находящихся на самой вершине пирамиды. В настоящее же время, особенно в странах — новых членах ЕС, таких как Чехия, Словакия, Словения, Польша, есть множество заказчиков с числом сотрудников 300, 400, 500 человек.

К. Т.: Давайте посмотрим на ситуацию с внедрением SAP во Франции — сравнимой с Украиной по площади и населению стране из состава ЕС. Там количество инсталляций составляет несколько тысяч. И компании активно взаимодействуют между собой уже долгое время. Похожая ситуация рано или поздно сложится и в Украине.

PCWeek/UE: Какие общие подходы использует S&T для достижения успеха в столь разных странах Европы?

К. Т.:
Первое — мы везде работаем с местными партнёрами. Мы считаем, что эти люди лучше всего знают специфику местного рынка и могут добиться на нём наибольшего успеха. Конечно, необходимо подготовить среду для сотрудников, определить, какие продукты следует продвигать на рынке, какие придут потребители, с какими компаниями надо развивать сотрудничество в первую очередь, какие кадры следует привлекать.

PCWeek/UE: А как вы нанимаете сотрудников на работу?

К. Т.:
Я думаю, что мы сталкиваемся с теми же сложностями при подборе кадров, что и другие компании. Хорошие сотрудники востребованы на любом рынке. Подчеркну ещё раз, основу нашей повседневной деятельности составляют местные кадры. Следовательно, именно люди — первопричина нашего успеха. Конечно, мы стараемся помочь советом, вместе обсуждаем пути дальнейшего развития и наши будущие потребности. Много внимания уделяем управленческим функциям, в нашей корпорации даже принят специальный свод правил, некоторая философия менеджмента.

В то же время специфика нашего бизнеса подразумевает взаимодействие с наиболее крупными ИТ-компаниями в Европе, что вносит свой вклад в наш успех. С нами не могут не сотрудничать НР, IBM, SAP, Cisco. Наше ключевое преимущество в том, что мы имеем возможность осуществлять международные проекты для транснациональных корпораций. Заодно мы распространяем опыт, приобретённый в ходе реализации проекта в одной стране, на другие страны. Таким образом, реализуя тот или иной проект на локальном рынке, наши специалисты применяют международный опыт внедрения аналогичных решений. Я думаю, это — поистине уникальное преимущество.

PCWeek/UE: В S&T работает немало талантливых и очень высококвалифицированных сотрудников, многие из которых прошли сертификацию на специализированных курсах. Бывали случаи, что ваша корпорация, вырастив ценного сотрудника, впоследствии его теряла? У специалиста может возникнуть соблазн перейти в столь известную компанию, как Cisco или НР?

К. Т.:
Мы действительно заботимся о квалификации своих сотрудников. К нам приходят вчерашние студенты университетов и получают возможность построить карьеру и вырасти в профессиональном отношении. С другой стороны, в условиях роста рынка мы должны понимать, что определённый риск потерять высококвалифицированного специалиста, на обучение которого мы затратили средства, есть. Конечно, будет жаль, если наш сотрудник уйдет в НР, IBM, SAP или Cisco, но бизнес есть бизнес — всё так или иначе построено на конкуренции.

Однако мы уверены в твёрдых позициях нашей корпорации, особенно на рынках Украины, России и Румынии. У нас очень хорошая команда менеджеров, мы растём, постепенно стараемся внедрять различные инновации, постоянно развиваем свой бизнес. Поэтому мы остаемся привлекательным работодателем. С другой стороны, многие транснациональные корпорации хотят заполучить наши кадры, чем мы можем только гордиться.