Основатель Microsoft решил переключиться на благотворительность
Утром 15 июня пресс-служба Microsoft объявила, что в 13:30 в центральном конференц-зале штаб-квартиры корпорации ее руководство сделает важное объявление.


Руководящая команда Microsoft (слева направо): председатель правления Билл Гейтс, главный директор по исследованиям стратегии Крейг Манди, главный софтверный архитектор Рей Оззи и CEO Стив Балмер
Руководящая команда Microsoft (слева направо): председатель правления Билл Гейтс, главный директор по исследованиям стратегии Крейг Манди, главный софтверный архитектор Рей Оззи и CEO Стив Балмер

Точно в назначенное время в Редмонде грянул гром, раскаты которого тут же отразились на первых позициях новостей не только компьютерного, но и всего делового мира: с этого момента основатель корпорации Microsoft Билл Гейтс будет постепенно отходить от ежедневных дел по управлению компанией. Данный процесс завершится в июле 2008 г., после чего он надеется вплотную заняться делами своего благотворительного фонда Bill & Melinda Gates Foundation. Впрочем, совсем от бизнеса своего детища Билл Гейтс не отойдет: он сохранит за собой пост председателя правления корпорации и будет курировать ключевые проекты.

Свои дела Билл Гейтс передает двум сотрудникам, до сего времени занимавшим должности технических директоров. Один из них — Рэй Оззи (Ray Ozzie) — уже сейчас получил пост главного архитектора ПО, который в течение шести лет занимал Гейтс. Последующие два года они вдвоем, бок о бок, будут работать в области софтверных разработок. Второй — Крейг Манди (Craig Mundie) — на новом посту директора по исследованиям и стратегии также в плотном контакте с Гейтсом будет заниматься координацией усилий Microsoft в области перспективных разработок. А кроме того, совместно с генеральным юрисконсультом корпорации Брэггом Смитом он будет формировать политику компании в сфере интеллектуальной собственности.

На первый взгляд, такой шаг Билла Гейтса, пятидесятилетнего мужчины в расцвете физических и творческих сил, чье имя во многом является символом не только ИТ, но современного бизнеса в целом, кажется совершенно необъяснимым. Однако, приглядевшись внимательнее, можно прийти к выводу, что он не столь уж неожиданен.

Ведь процесс передачи управления корпорацией Билл Гейтс начал еще несколько лет назад. Напомним, что в течение почти 15 лет он занимал все руководящие посты Microsoft — председателя правления (совета директоров), президента и исполнительного директора (CEO) — и в глазах общественности единолично являл собой синоним понятия “глава компании”. Но в конце 90-х на первый план менеджмента корпорации вышел давний соратник Гейтса Стив Балмер, который сначала получил титул президента, а в 2000-м — CEO. С тех пор компанией руководил этот дуэт, в котором Гейтс отвечал за общую стратегию и развитие софта (назначив себя на новую должность — главного софтверного архитектора), а Балмер — собственно за работу всей корпорации.
Однако несмотря на то что внешне руководство Microsoft было представлено именно этими двумя лицами, на самом деле управление компанией строилось на взаимодействии отлично подобранной команды энергичных топ-менеджеров (www.microsoft.com/presspass/exec/ leadership/default.mspx). Это стало особенно хорошо видно после проведенной в сентябре 2005 г. реорганизации Microsoft (данная реформа однозначно связывалась с именем Стива Балмера), в результате которой было сформировано три основных ее подразделения. Их руководители — Кевин Джонс, Джим Аллхин, Робби Бач и Эрик Раддер — получили не только новые титулы президентов, но и более широкие права управления. Именно они, а также главный директор по операциям Кевин Тернер и два технических директора — Рэй Оззи и Крейг Манди — составили “великолепную” семерку второго уровня высшего руководства Microsoft.

Microsoft без Гейтса

Как бы ни относились мы к Microsoft, нужно признать, что эта компания — феномен, один из самых ярких примеров развития мировой ИТ-отрасли последних 25—30 лет и одновременно субъект, самым активным образом участвующий в ее развитии. А кратко этот исторический период можно охарактеризовать двумя основными моментами: во-первых, информационные технологии стали носить глобальный и всеобъемлющий характер, а во-вторых — ИТ-индустрия не только вышла в число ведущих отраслей мировой экономики, но и превратилась в один из определяющих факторов ее развития.

И столь же очевидно, что успех Microsoft непосредственно связан с личностью Билла Гейтса, имя которого стало в последнее десятилетие фактически персональным олицетворением ИТ-отрасли в глазах внекомпьютерного мира (взаимоотношения внутри ИТ-сообщества мы сейчас не рассматриваем).
Конечно, он не один такой: Гейтс — представитель технической молодежи 70-х, которые своими идеями и энергией дали мощнейший импульс в развитии ИТ (тут можно назвать многих, но никак нельзя пропустить основателей Apple Стива Джобса и Стива Возняка). Уникальность же руководителя Microsoft заключается в оптимальном сочетании качеств разработчика и бизнесмена: рыночное продвижение корпорации было предопределено выбором и реализацией оптимальной бизнес-модели (но это — тема отдельного разговора).

Здесь хотелось бы высказать свое субъективное мнение: все же основой головокружительного успеха Билла Гейтса был не холодный расчет бизнесмена, а искренняя вера в великие перспективы компьютерных технологий. Может быть, моя мысль прозвучит высокопарно (и небесспорно!), но это тот случай, когда бизнес работал во имя реализации идей (хотя, конечно, видение ИТ-счастья у всех различается), а не наоборот. Это, в частности, хорошо было видно по целому ряду критических моментов в тридцатилетней истории развития Microsoft. И самое важное — такой подход стал ключевым элементом не только концепции руководства, но и всей корпоративной культуры Microsoft.

Вполне очевидно, что бизнес Microsoft уже давно не определяется лишь теми или иными желаниями ее основателя, и столь же понятно, что влияние Билла Гейтса на выработку генеральной линии компании достаточно велико. Так что, комментируя новость о переменах в руководстве корпорации, нужно остановиться на главном вопросе — как это может повлиять на ее бизнес и технологическую стратегию*?

Тут хотелось бы обратить внимание еще на один уникальный момент: Microsoft, похоже, является чуть ли не единственной корпорацией (такого масштаба), формированием технической политики которой занимается ее фактический владелец**. На самом деле это создает очень большие потенциальные проблемы для развития компании, так как отсутствует обратная связь (в виде мнения акционеров), которая должна приводить в соответствие личную позицию менеджера (а тем более инженера) с интересами бизнеса.

Собственно, некий подобный вариант “основатель — руководитель” мы могли до недавнего времени видеть на примере Скотта Мак-Нили (Глава компании Sun Microsystems – прим. ред.). Конечно, это вопрос дискуссионный, но лично мне кажется, что на явно затянувшийся (уже пять лет) финансовый кризис Sun повлиял и субъективный фактор, когда “несменяемый” CEO компании так и не смог привести собственное представление о бизнесе своего предприятия в соответствие с новыми реалиями рынка.

В случае Microsoft все выглядит совсем иначе: даже выйдя в лидеры мировой экономики, компания продолжает демонстрировать темпы развития, которым могут позавидовать начинающие игроки. И все же перспективы Microsoft совсем не безоблачны. В целом ее позиции на ИТ-рынке являются вовсе не такими доминирующими, а главное, она работает на рынке в условиях очень жесткого прессинга со всех сторон: правительственные структуры, IBM, Google, Linux, Open Source, Java и т. д.

По большому счету, основу бизнеса Microsoft по-прежнему составляют технологии Windows Office в общем-то десяти-, пятнадцатилетней давности. И несмотря на все попытки выйти на новые (в том числе возникающие) сегменты рынка, у компании это получается не очень здорово. В связи с этим многие эксперты отмечают, что она порой явно запаздывает с созданием инновационных технологий, использованием новых бизнес-моделей. И это вполне понятно: ведь мощный фундамент в виде уже имеющегося огромного набора ПО в какой-то момент превращается в якорь, который мешает продвижению в новые сферы.

Косвенным подтверждением тому стали события конца апреля нынешнего года: 28-го акции Microsoft упали сразу на 11%***. Это произошло на следующий день после публикации финансовых итогов очередного квартала. И что самое поразительное, общие результаты были, как всегда, отличными, превышающими предыдущие показатели (доход и чистая прибыль — соответственно 10,9 и 2,98 млрд. долл.). Что же тогда вызвало такую негативную реакцию инвесторов? По мнению аналитиков, решающим тут было объявление о намерении корпорации инвестировать более 2 млрд. долл. в проекты, конкурирующие с решениями таких компаний, как Google. Таким образом, рынок выразил сомнение в успешности реализации подобных идей...

Преемники “Большого Билла”

Так что в плане возможной коррекции курса Microsoft стоит поближе присмотреться к ее нынешнему руководству. В качестве отправной точки отметим, что вся четверка (включая Гейтса) принадлежит все к тому же поколению 70-х.

Стив Балмер подружился с Биллом в Гарвардском университете: они даже были соседями по общежитию, хотя учились на разных факультетах. В 1975 г., в неполные 20 лет, Гейтс бросил учебу и с другом детства Полом Аленом, таким же фанатом компьютеров и программирования, создал компанию, состоявшую из двух ее основателей. В 1980-м, когда в ней уже было три или четыре десятка сотрудников, в фирму был принят первый профессиональный бизнес-менеджер (все остальные являлись программистами). Им оказался Балмер, который к этому моменту получил степень бакалавра в Гарварде по математике и экономике, а также закончил высшую школу бизнеса Стэнфордского университета. Всю жизнь он был менеджером, руководя различными участками деятельности корпорации, и вполне логично в 1998-м занял пост президента, а спустя еще два года — исполнительного директора Microsoft.

А вот прямой преемник Гейтса на посту главного архитектора — человек в корпорации новый. Прошлогодней весной Microsoft приобрела компанию Groove Networks, чьи программные продукты предназначены для поддержки коллективной работы в рамках динамического группового пространства, в том числе при отсутствии сетевого соединения. Основателем и руководителем Groove Networks был Рэй Оззи, человек известный в ИТ-отрасли и отмеченный многочисленными индустриальными наградами. Но лучше всего его характеризуют такие факты: он считается создателем первых электронных таблиц VisiCalc (1980 г.), а также “отцом” Lotus Notes (1984 г.). Его последняя разработка Groove Virtual Office вошла в состав MS Office 2007, и судя по всему, ей отводится очень важная роль в деле развития офисного семейства Microsoft.

Крейг Манди постарше остальных — ему 56 лет. Он пришел в Microsoft в 1992-м, чтобы создать новое подразделение — Consumer Platforms Division, которое занялось разработками в сфере “не-ПК-платформ”: Windows CE, софт для карманных и встроенных устройств. Он же стоял у истоков деятельности Microsoft в области цифрового ТВ и WebTV. В последние годы г-н Манди активно взаимодействовал с государственными и деловыми лидерами США в Вашингтоне, в том числе по вопросам безопасности, регулирования телекоммуникационной сферы, защиты интеллектуальной собственности, стандартизации.

Вот на этом моменте и хотелось бы заострить внимание: новые технологические лидеры Microsoft не очень сильно связаны с наследием Windows Office. Вполне возможно, что отход Билла Гейтса от непосредственного управления компанией объясняется тем, что он понял: для успешного развития его детища нужны новые идеи, подходы, бизнес-модели...

Гейтс без Microsoft

Несмотря на обилие публикаций о Билле Гейтсе, вне контекста Windows — Microsoft о нем знают очень немногие. Широкая же публика довольствуется тем, что он — то ли самый, то ли один из самых богатых людей планеты, даже не задумываясь, в чем, собственно, заключается его богатство. Между тем основной его капитал состоит из акций все той же Microsoft, преобразовать которые, например, в наличные средства совсем не так просто.
Но кроме того, Гейтс, как акционер, имеет вполне конкретные доходы — в виде ежегодных выплат дивидендов от прибыли корпорации****. Вопрос, как распорядиться этим богатством, он решил еще в начале 90-х годов: основная часть средств должна расходоваться на общественные проекты, в первую очередь в области здравоохранения и образования.

Для этой цели был создан частный фонд, который уже несколько лет имеет семейный статус, — Bill & Melinda Gates Foundation. По сообщениям прессы, в середине 90-х его активы оценивались в сумму около 6 млрд. долл., сегодня, по официальным данным, — в 29,1 млрд., а реализуемые проекты измеряются сотнями миллионов долларов в год. Нетрудно догадаться, что управление хозяйством, финансовые средства которого соразмерны с бюджетом не очень малой страны, требует огромных усилий, возможно, даже более значительных, чем при руководстве выстроенным коммерческим предприятием.

Так что, говоря о том, что Билл Гейтс намерен сосредоточиться на филантропической деятельности, никто не имеет в виду, что он уйдет на покой, — просто он займется другими важными делами. К тому же, кажется, он и не собирается бросать Microsoft: определение стратегии и контроль важнейших проектов остается за ним, председателем правления. И главным акционером. 


* Несмотря на множество комментариев в западных СМИ по поводу перестановок в руководстве, вопрос о какой-либо коррекции курса Microsoft в общем-то не затрагивается. Фондовый рынок также среагировал на эту новость спокойно и даже положительно: стоимость акций за сутки выросла почти на 3%.
** По данным западных СМИ, Биллу Гейтсу принадлежит около четверти акций Microsoft, еще примерно по 10% — Полу Алену (сооснователь компании, который уже давно отошел от дел) и Стиву Балмеру.
***Это оказалось не разовым снижением: сейчас их стоимость составляет примерно 22 пункта (против 27 в апреле).
**** Два года назад Microsoft объявила о намерении выплатить в течение четырех лет 75 млрд. долл. по дивидендам (с учетом сделанных ранее накоплений от прибыли). Получается, что Гейтсу достанется 15—20 млрд. долл.